Календарь событий

ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС
1
2
3
4
5
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
<<
Август 2012
>>
Clock for website часы для сайта

Фарбер из Мошенки: коррупционер или жертва?

Расследования

«Тверская газета» неоднократно писала о деле московского художника Ильи Фарбера, приехавшего работать сельским учителем в глухую деревню Мошенка и получившего в результате 8 лет «строгача» по коррупционному набору статей УК. Казалось бы, рядовое дело приобрело общероссийскую известность. Практически все федеральные СМИ и телеканалы так или иначе уделили свое внимание судебному процессу над учителем из деревни, не отмеченной даже на карте. Что же послужило причиной тому, что споры вокруг этого дела не утихают до сих пор?

СКОРЕЕ всего, это дело осталось бы незамеченным, если бы в ноябре 2011 года в редакцию столичной «Новой газеты» к известной журналистке и правозащитнице, руководителю движения «Русь сидящая» Ольге Романовой не обратился 18-летний сын Ильи Фарбера - Петр вместе со своей бабушкой – матерью Ильи Еленой Фарбер с просьбой опубликовать письмо, рассказывающее об обстоятельствах этого странного дела.

Вот некоторые выдержки из этого самого письма, кстати, объясняющие, в том числе мотивы переезда Ильи Фарбера в деревню:
«Мой папа, Илья Фарбер, 1974 г.р., содержится под стражей в СИЗО-1 в Твери. 09.09.2011 он был арестован сотрудниками УФСБ по подозрению в вымогательстве и получении взятки, было возбуждено уголовное дело, сумма взятки — 132 600 руб. Сейчас на папу заведено еще одно уголовное дело по поводу взятки в размере 300 000 руб…
…А началось все вот с чего: в 2009 году мы ездили отдыхать на Селигер, где папа во время утренней уборки мусора с пляжа познакомился с капитаном ВМФ, который живет на Селигере. Тот рассказал, что получил два участка и дом по программе губернатора, проработав пять лет в сельской школе. Папу это заинтересовало. По образованию он оперный артист (ГИТИС), но по специальности почти не работал. Земля на Селигере ему очень понравилась. Он стал ездить по школам и узнавать, нужны ли им учителя. Он нашел место в Мошенской сельской школе, в которой всего 21 ученик, 9 классов, 1 этаж. Папе очень понравился коллектив школы, и его сразу приняли на работу учителем ИЗО, музыки и литературы. Ему там были безумно рады…
…Мы стали жить в деревне, ночевали в школьном спортзале. Через некоторое время папа поближе познакомился с местной главой администрации Валеевой Л.Г., и мы стали жить у нее. К тому времени уже год как шел ремонт в деревенском клубе, субподрядчик просрочил контракт, а директор клуба была уволена. Валеева попросила папу вступить на должность директора и закончить ремонт, т.к. он имеет достаточно большой опыт в строительстве. Папа сначала пытался найти другого директора, но никто не хотел, тогда он согласился…
…При ознакомлении со сметами он выявил, что они раздуты раза в три и уже выполненные ремонтные работы очень некачественны. По контракту администрация должна была выплатить тверской организации «Горстрой-1» за ремонт клуба 2 500 000 руб. бюджетных денег. Папа же, увидев, как обстоит дело с ремонтом, принял решение подавать на «Горстрой-1» в суд. Субподрядчик попытался припугнуть папу и позвонил начальству. Его начальником является подрядчик по контракту — Горохов Ю.Н. Он приехал к папе и предложил такой вариант: ремонт доделывает он сам, без всяких посредников и в четко поставленные сроки, но все жалобы, составленные папой, дальше главы администрации никуда не идут.
Папе приходилось часть работ выполнять самому или нанимать людей из деревни за свои деньги, покупать материалы для рабочих, чтобы работа в клубе не стояла. Он даже некоторое время кормил рабочих из своего кармана. А Горохов приезжал на «Хаммере» и говорил: «Нужно покрасить стены? А у меня нет денег, что делать?» Папа несколько раз вынужден был дать ему взаймы, чтобы тот немедленно поехал и купил нужные материалы. В результате к концу ремонта Горохов был должен папе денег. Горохов говорил, что у него «временные финансовые трудности» и он отдаст все деньги в ближайшее время. Папа не волновался, т.к. Горохов должен был получить по контракту после окончания ремонта 2 500 000 руб.
В начале сентября, когда уже почти все работы были закончены, Горохов вызвал папу к себе в офис, сказав, что вернет ему там все деньги, которые должен. Папа приехал в офис, спросил про деньги (распечатка этого разговора есть в его деле), а Горохов попросил подписать его «какие-то бумаги». Папа подписал бумаги, после чего забрал деньги (132 600 руб.). На выходе его задержали сотрудники ФСБ, деньги оказались мечеными, а Горохов, оказывается, написал заявление о том, что папа вымогал у него взятку…
Что было дальше – знают все. Непривычно быстрый, по российским меркам, суд под председательством судьи Андреева, отправившего ранее «за решетку» мэра Твери Олега Лебедева и пытающегося признать невменяемым юриста и правозащитника Абдуллу Экаева, и крайне суровый приговор, вызывающий у стороны защиты немало вопросов. По словам адвоката Ильи Фарбера Ивана Моисеева всему виной стал конфликт его подзащитного с фирмой-подрядчиком: «Изучив документы, он понял, что сметы были раздуты в несколько раз, а работы были произведены крайне некачественно, хотя из бюджета на них было выделено 2,5 млн. рублей. На имя Юрия Горохова Фарбер даже высылал письмо-претензию, так как было неясно, как составлялась смета, и никаких подтверждающих ее документов представлено не было.
Однако отказаться от услуг фирмы, выигравшей конкурс, Фарберу не удалось. Строители обещали ему устранить недоделки и закончить ремонт. Однако всякий раз у подрядчика не оказывалось то свободных людей, то денег. И тогда Илье Фарберу пришлось несколько раз давать Горохову в долг собственные средства, чтобы подрядчики все-таки закончили ремонт, так как заведующего ДК торопили местные депутаты и жители. Илья Фарбер не брал с Горохова никаких расписок, а тот обещал, что возместит все позже». По мнению адвоката, учителя задержали, когда он пришел к подрядчику за своими деньгами.
Да и к самому судебному процессу защита имеет немало претензий. Иван Моисеев считает, что дело было рассмотрено с грубыми нарушениями закона, а судья Андреев «гнал процесс галопом» и вел его с обвинительным уклоном. Адвокат отметил, что судебное разбирательство проходило в отсутствии главного доказательства обвинения — «видеозаписи передачи так называемой взятки». «Следствие ее просто утратило, и в деле осталась запись, которую красочно прокомментировал прокурор, — рассказал адвокат. — Гособвинитель сказал, что на пленке он услышал минуту тишины, в течение которой раздавались «хрусты». Он насчитал 30 таких «хрустов». Если каждый из них умножить на 5 тысяч рублей, то получится, как подсчитал прокурор, взятка в 150 тысяч рублей». Неправда ли весьма странное доказательство?
К тому же, по словам Ивана Моисеева, имели место и нарушения при отборе коллегии присяжных: жюри было сформировано только из жителей города Осташкова - населенного пункта, находящегося по соседству с селом Мошенка, где жил и работал педагог. По закону же, присяжные должны были отбираться методом случайной выборки среди жителей всей области. Не обошлось и без других процессуальных нарушений. Вот что написала на своей странице в «Фейсбуке» присутствовавшая на процессе Ольга Романова: «В день оглашения вердикта, перед тем, как присяжные должны были удалиться в совещательную комнату, судья Андреев, сказав напутственное слово присяжным и повторив показания свидетелей обвинения, посоветовал им не обращать внимание на показания подсудимого Ильи Фарбера».
Кроме того, по ее словам, судья Андреев не удалил присяжных в комнату для вынесения вердикта, а наоборот – «попросил всех выйти из зала суда, потому что в комнате для присяжных «душно». В итоге в зале почему-то осталось вовсе не 12 присяжных, как того требует закон, а 16 человек».
Самого подсудимого в зал вообще не допустили. Вот что рассказывает об этом Петр Фарбер: «Отца вроде бы сначала привезли на составление опросника для присяжных, а в последующем на вердикт и приговор, но потом судья почему-то решил, что папу не следует допускать ни к составлению вопросов для присяжных, ни к оглашению вопросного листа и напутственного слова, а после и на оглашение вердикта присяжных и приговор». Это подтверждает и адвокат Ильи Фарбера Иван Моисеев: «Председательствующий не позволил Фарберу задавать вопросы свидетелям и, сославшись на нарушение порядка судебного разбирательства, удалил подсудимого с процесса, не дав выступить в прениях и высказать все, что тот хотел сказать в последнем слове. Защитник отмечает, что подсудимый даже не присутствовал на оглашении вердикта, а «когда в суде допрашивали свидетелей, то половину вопросов защиты судья снял без объяснения причин».

КОНЕЧНО, ставить точку в этом громком деле еще рано. Илья Фарбер обжаловал решение судьи Андреева в вышестоящей инстанции – Верховном суде. Будем надеяться, что Верховный суд не просто автоматически «оставит в силе» решение нижестоящих коллег, а проведет новое расследование, которое позволит отделить «мух от котлет» и восстановить справедливость.

Что нравится читателям

Кто бы мог подумать, что на пр-т Сахарова в Москве приедет 24 декабря на митинг протестовать тверской экс-губернатор Дмитрий Зеленин. А ведь приехал. И протестовал. И был замечен. Оделся строго, по случаю – в черную кожу. Почти как комиссар времен Гражданской войны. Против чего протестовал?

В прошлую пятницу, 27 июня, состоялась встреча сотрудника посольства Германии в России Вернера Дитера Клуке с тверскими журналистами.
Подобного рода встречи обычно носят характер сбора информации о происходящем в нашем регионе, например, о преобладающих в обществе умонастроениях. Похоже, журналистов «мониторят» как носителей достаточно полной информации, позволяющей составить представление о том, что творится в головах населения.

Реклама: