Календарь событий

ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
<<
Октябрь 2013
>>
Clock for website часы для сайта

Остановить шахида! Что мы можем противопоставить террористической угрозе

Политпросвет

Конец моего рабочего дня выглядит всегда примерно одинаково. Собираю свои вещи, выхожу из офиса, по пути к остановке захожу в супермаркет – купить что-нибудь на ужин. Потом включаю музыку в плеере и сажусь в общественный транспорт (маршрутку или автобус). В пути у меня не возникает сомнений в том, что через пятнадцать минут я буду дома...
Наверное, люди, которые в прошлый понедельник вошли в волгоградский автобус, думали примерно  о том же. И уж наверное, никто не сомневался в том, КАК закончится их поездка. А как она закончилась, мы все прекрасно знаем…

21 октября днём в Волгограде был взорван автобус. Террористка-смертница выбрала «подходящее» время для убийства – общественный транспорт был переполнен. Шесть человек погибли, около тридцати получили ранения, включая полуторогодовалого ребёнка. Террористы постарались: они не просто взорвали бомбу, но и начинили её болтами, гвоздями и шурупами. Металл разлетелся по автобусу, пробивая всё на своём пути. В том числе, и человеческие тела.
Удивительная, средневековая жестокость. Во имя каких ценностей ни в чем не повинные люди лишаются жизней? Как в таком случае быть с той самой хваленой толерантностью, к которой призывает «все прогрессивное человечество»? К слову, о толерантности и терпимости. Если в автобус, в котором я буду ехать, зайдёт женщина в хиджабе, мне тоже следует терпеть? Да, наверное, терпеть и просто молиться о том, чтобы эта женщина хотела жить не меньше меня. В конце концов, не каждая владелица традиционного мусульманского одеяния – террористка. И всё-таки большинство террористок скрывают своё лицо. Мы не должны отвечать злом на зло – в этом правда.
Но и позиция «моя хата с краю» может, в конце концов, привести к тому, что эту самую хату взорвут. То, что кажется далёким и почти нереальным может внезапно ворваться в жизнь любого человека. Ведь это всегда происходит внезапно. Если бы люди знали, что их ждёт на постановке «Норд-Ост», они бы не пошли на этот мюзикл; если бы пассажиры «Невского экспресса» подозревали о будущем взрыве, они бы сошли с поезда; в волгоградском автобусе тоже никто, кроме одного человека, не догадывался о теракте, пока он не произошёл.
Ниже мы коснёмся того, как каждый простой гражданин может внести вклад в обеспечение нашей общей безопасности. Пока что скажем, что внимательность ещё никому не мешала. Не надо набрасываться на всех людей, вызывающих подозрения. Но проследить за движениями, посмотреть в глаза, в конце концов, может каждый.
Правда, есть одна проблема. Войну, которую мы ведём раздельно – общество и государство – мы вряд ли выиграем. Тем более, если и само общество расколется на части.
 
О свободе слова
 
СМИ – это та сила, которая может дать вектор движению общественных настроений, подсказать верные пути решения проблемы. А может разжечь конфликт ещё больше и стать причиной новых жертв. Тому, как должны вести себя журналисты в борьбе против экстремизма, какую позицию им необходимо занять, была посвящена конференция «Роль средств массовой информации и Интернета в предупреждении терроризма». В середине октября в Москве собрали представителей СМИ, правоохранительных органов, известных политиков, экспертов и общественных деятелей для долгого и важного разговора.
Научно-практическая конференция прошла под эгидой Национального антитеррористического комитета. Журналистам напомнили и без того уже известную всем истину: всегда одна из основных целей террористов – попасть на первые полосы газет и экраны телевизоров. Им важно, чтобы об их поступке узнали как можно больше людей.
Предложения о том, как должны работать журналисты для профилактики экстремизма, звучали разные. Например, депутат Госдумы и президент Российского союза предприятий безопасности Сергей Гончаров предложил представителям СМИ дистанцироваться от происходящего во время теракта. То есть максимум всего лишь констатировать факт преступления – без подробностей, без описания мотивов и обнародования личных данных террориста. Несколько лет назад в Государственную Думу уже вносились поправки в закон о СМИ, касающиеся освещения журналистами террористических акций. Однако президент проект отложил, а руководители ведущих российских изданий, дабы не доводить дело до беды (в смысле, до Госдумы) подписали «Антитеррористическую конвенцию». Прочитать документ сможет каждый, его текст выложен в интернете. В основном все пункты донельзя просты и очевидны: журналист должен помнить, что главное – это человеческая жизнь, а не яркий кадр, быть внимательными к чувствам пострадавших и не потворствовать террористам. В том числе, не предоставлять им площадку для высказывания своих идей, если на то не будет решения оперативного штаба. На конференции вспомнили и об этой конвенции, и о подготовленных поправках в закон о СМИ. Не исключено, что в ближайшее время они снова будут вынесены на рассмотрение Госдумы.
Конференция получила разные оценки. Кто-то идею ужесточения контроля СМИ горячо поддержал, а кто-то посчитал, что это очередная попытка цензурирования средств массовой информации. Ситуация, действительно, неоднозначная. Но есть один момент. В то время как сейчас журналистика свободой похвастаться не может (очевидный факт – СМИ почти всегда от кого-то или чего-то зависимы) как раз убийства и теракты относятся к открытым, доступным темам. И самым рейтинговым, надо сказать. Безусловно, запретить журналистам касаться темы терроризма было бы неправильно, тем более что и людям необходимо быть в курсе ситуации в стране и мире. С запретами вообще очень просто переборщить, тем более в нашей стране, тем более в области СМИ. Но иной раз напоминать о простой этике и здравомыслии просто необходимо. Например, некоторые издания не гнушаются показать во всех натуралистических подробностях трупы жертв. Удивительно, но материалы с такими фотографиями или видеозаписями народ пусть и ругает, но смотрит с интересом. То есть, у таких материалов очень высокий рейтинг. Получается, и сами люди виноваты в том, что им преподносят информацию в столь «обнажённом» виде – они самостоятельно её выбирают в ряду различных новостей. При этом давайте попробуем представить, каково родственникам или близким погибших видеть подобные фотографии на страницах интернета или в газете? И не притупляют ли эти материалы чувства сострадания в людях? Ведь если изо дня в день показывать убийства, то к этому можно и привыкнуть.
Ещё один момент, порой в некоторых сюжетах террористы выглядят чуть ли не героями, сражающимися за свою высокую идею. Только разве что методы они выбрали неподходящие, а так – истинные романтические персонажи. Созданием подобного образа издание помогает преступникам вербовать новых членов своей группировки.
 
Завербовать, не выходя из дома
 
Современный терроризм – это уже не кучка не очень далёких, но очень восторженных фанатиков. То есть, те никуда не делись, без них и теракт невозможен. Но сами по себе такие люди не то, чтобы не опасны (конечно, опасны!), но достаточно легко ликвидируемы. В эмоциональном порыве они могут ошибиться, и жертв будет мало или не будет вовсе. Да и сильные религиозные чувства, способные подтолкнуть человека к убийству и суициду, без посторонней помощи даже в мусульманских радикалах просыпаются не так часто. Сейчас международный терроризм стал, можно сказать, профессиональным. Во главе – умное и сильное руководство, которое, конечно, не ходит с взрывчаткой на поясе. У него есть другие задачи: набирать и обучать новых адептов, продумывать план действий, чтобы нигде не возникало никаких осечек, и в конечном итоге, считать деньги. Всегда за террористические акты кто-то кому-то платит. Вот так приземленно, никаких якобы высоких целей.
Вербовка проводится везде. Если вы живёте в отдалённой деревне, где и слово «хиджаб» никто не знает, и иностранцев нет, да и цивилизации почти что тоже нет, - это отнюдь не значит, что вы или ваш сосед полностью защищены от воздействия радикального религиозного прозелитизма и террористической пропаганды. Для того, чтобы привлечь человека в свои ряды, им даже не обязательно выходить из дома, и тем более ехать в какой-то город или деревушку. Высокие технологии облегчают жизнь и террористическим группировкам. Нужно всего лишь разместить в интернете достаточно красноречивые и воодушевляющие лозунги, и люди, ищущие правду, цель, свое место в этой жизни, попадают в сети. Казалось бы, слишком просто для того, чтобы заставить человека взять в руки оружие. Но это только первый этап, и он работает.
Мы уже коснулись темы контроля СМИ, но с зарегистрированными изданиями дело обстоит проще. В России сейчас около 90 тысяч различных средств массовой информации – газет, телеканалов, журналов и интернет-изданий. Их достаточно много, но проследить за ними можно. Однако в интернете, помимо лицензированных порталов, есть и почти бесконтрольные ресурсы. Как раз там террористы зачастую и разворачивают свою пропагандистскую деятельность. Да, интернет – это последняя более-менее свободная площадка для высказывания людьми своих суждений. Но она и должна оставаться «более-менее свободной». Вводить жёсткий контроль за каждым написанным в интернете словом – мера драконовская, и за ней последует только волна агрессии со стороны пользователей всемирной паутины. Абсолютная же бесцензурность может привести к самым трагическим результатам. Вопросы контроля интернет-пространства поднимались и на упомянутой уже научно-практической конференции в Москве, однако и в Твери эту проблему стараются решить и таким образом, внести свою лепту в общую, мировую борьбу с экстремизмом.
 
Будем объединяться
 
21 октября в нашем городе состоялся круглый стол на тему «Информационное противодействие терроризму». Вместе с представителями средств массовой информации, общественных организаций и блогерами обсуждалось, как могут люди противодействовать распространению в интернете негативной информации. То есть призывов к экстремизму, детской порнографии и продаже наркотиков через всемирную паутину.
 
- События в Волгограде лишний раз подчёркивают важность интернета в формировании человеком своих убеждений, - поделился с нами своей точкой зрения депутат Тверской городской думы и организатор круглого стола Илья Холодов. – Сейчас специалисты склоняются к мнению, что смертницу готовил её гражданский муж – наш русский парень. Свои убеждения он приобрёл в интернете, а затем принял ислам и встал на путь терроризма. Мы нередко сталкиваемся с тем, что интернет становится источником агрессии. Встречу с представителями СМИ и общественных организаций мы решили провести именно для того, чтобы выработать способы противодействия злу. Причём так, чтобы в борьбу мог включиться любой человек.
 
- Допустим, можно попросить блогеров быть сознательными и своими публикациями не разжигать конфликтов. Но как их проконтролировать и каким образом в это дело может включиться простой человек, не обладающий никакими особенными полномочиями?
 
- Существует федеральный проект, который реализуется и на территории нашего региона. Это интернет-портал  под названием «Медиа Гвардия» (http://mediagvardia.ru), найти его очень просто через любую поисковую систему. В России существует «Реестр запрещённых сайтов», куда попадают ресурсы с пропагандой экстремизма, распространяющие детскую порнографию и наркотики. Специалисты постоянно ищут в интернете опасные сайты и при необходимости их закрывают. Тем не менее, таких ресурсов остаётся очень много. С помощью интернета при минимуме усилий можно научиться собирать бомбу и познакомиться с «интересными» людьми. Эти люди расскажут, чем хорошо убийство и самоубийство, впечатлительный человек попадёт на их удочку и станет террористом. Поэтому отслеживать появление таких сайтов очень важно. Если человек обнаружил опасный ресурс, ему достаточно отправить ссылку на сайте «Медиа Гвардия», а дальше за дело возьмутся специалисты. Сотрудники Роскомнадзора будут решать, стоит ли закрывать сайт, вызвавший опасения. Главное, чтобы люди сами подключились к этой работе, а не оставались в стороне.
 
- На сайте «Медиа Гвардии» написано, что выявили уже более одиннадцати тысяч подозрительных ресурсов, а закрыли только менее двух тысяч.
 
- Закрыть сайт не так просто, как может показаться. Во-первых, повторюсь, специалисты должны решить, несёт ли он в себе угрозу. Во-вторых, дальше надо договориться с провайдером. Крупные фирмы легко идут на сотрудничество и закрывают опасные ресурсы, а вот с мелкими компаниями приходится долго работать. Если они отказываются добровольно закрывать сайты, дело будет направлено в суд. Там провайдера, помимо прочего, могут заставить ещё и выплатить достаточно большую сумму штрафа.
 
- Создатель сайта тоже что-нибудь заплатит?
 
- А кто он – создатель сайта? Его ещё надо найти, и это порой практически невозможно. Сейчас обзавестись своим ресурсом на просторах интернета может каждый человек, никаких документов ему для этого не понадобится и проверок личности, соответственно, тоже не будет.
 
- Вот тебе раз. Я помню, что человека, транслировавшего из дома порнографию на рекламном щите в центре Москвы, непостижимым образом нашли. А тех, кто призывает к убийству в интернете – не могут?
 
- Их тоже ищут, но, повторюсь, это процесс трудоёмкий. К тому же, этим вопросом занимаются специалисты, а мы сейчас говорим о работе самих граждан. Найти экстремистский сайт может каждый, и сообщить о нём – тоже. Особенную опасность представляют социальные сети, там процесс вербовки будущих террористов идёт полным ходом. Существуют целые группы, где пропагандируется экстремизм. Их можно и нужно закрывать. Я нередко сталкиваюсь с тем, что люди не верят в собственные силы что-то исправить. Один молодой человек с друзьями поставил эксперимент. Он создал группу и заполнил её цитатами и высказываниями, агрессивными по отношению к России и русским людям. Потом, уже с другой страницы, отправил на эту группу жалобу технической службе социальной сети, Но группу не закрыли. Это говорит не о том, что борьба невозможна, а о том, что для победы необходимо объединиться. Одну жалобу техническая служба может и проигнорировать, но если их будет сто – группу точно закроют. Мы уже не раз ликвидировали агрессивные сообщества в социальных сетях. Кстати, если говорить про наш регион, то агрессия исходит не только от иностранцев. Сейчас и русские ребята нередко создают близкие к экстремизму группы.
 
- Можно ли вообще бороться с агрессией в обществе, где социальная напряжённость приближается к критической отметке? Я сейчас говорю как раз о русских людях.
 
- Социальная напряжённость возникает по вполне понятным причинам. Одна из них – незаконная миграция в регион. С этим тоже может бороться каждый человек. В первую очередь, сообщать о предположительных мигрантах. Например, в маленькой квартире живёт очень много иностранцев.
 
- То есть тверичан наделяют полномочиями проверять паспорт у каждого иностранца?
 
- Да нет, зачем? Тверичанин должен сообщить о своём предположении, а паспорт проверят сотрудники соответствующих служб.
 
- И куда же обращаться со своими подозрениями на мигрантов?
 
- Соответственно, в миграционную службу. К тому же, у нас скоро начнёт работать «Центр гражданского реагирования», туда тоже можно будет обратиться с различными вопросами и жалобами. В группу из десяти-пятнадцати человек войдут представители популярных сообществ в социальных сетях, журналисты и представители власти. Надеюсь, получится своего рода уменьшенная модель гражданского общества, где все структуры решают проблемы сообща. Дело в том, что сейчас это вообще одна из основных проблем – разделение общества. Мы все – граждане, представители власти, СМИ и так далее – решаем одну задачу. Мы стараемся создать мирную и безопасную жизнь в регионе, ведь мы и сами здесь живём, и наши близкие. Но если каждый будет тянуть в свою сторону, как знаменитые крыловские лебедь, рак и щука, мы ничего не добьёмся. Поэтому очевидны первоочередные задачи для борьбы как с экстремизмом, так и с другими противозаконными вещами. Прежде всего, необходимо пробудить в людях желание хоть как-то участвовать в жизни региона и не быть равнодушными, а затем объединить общие усилия.
 
Послесловие
 
На первый взгляд кажется, что террористические акты – это всего лишь нарушение в целом мирной жизни. С другой стороны, мы словно живём среди окопов, куда ни посмотри – одно поле боя. Война против экстремизма, информационная война, в конце концов, война с самим собой (XXI век – век депрессий). В мире сейчас острый дефицит гармонии, а потому даже такую нервную, больную тему нам хотелось бы завершить немного в пацифистском духе. Мать Тереза прославилась заботой о ближнем, и она говорила, что никогда не пойдёт на митинг против войны, если её позовут на митинг за мир. Наверное, таких митингов – за мир – нам сейчас и не хватает. Просто чтобы хоть иногда забывать о войне.
 
Портал «Национального центра информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети интернет»  http://ncpti.ru  
Телефоны доверия в Твери: МВД 32-95-52, ФСБ 77-74-41

Что нравится читателям

Кто бы мог подумать, что на пр-т Сахарова в Москве приедет 24 декабря на митинг протестовать тверской экс-губернатор Дмитрий Зеленин. А ведь приехал. И протестовал. И был замечен. Оделся строго, по случаю – в черную кожу. Почти как комиссар времен Гражданской войны. Против чего протестовал?

В прошлую пятницу, 27 июня, состоялась встреча сотрудника посольства Германии в России Вернера Дитера Клуке с тверскими журналистами.
Подобного рода встречи обычно носят характер сбора информации о происходящем в нашем регионе, например, о преобладающих в обществе умонастроениях. Похоже, журналистов «мониторят» как носителей достаточно полной информации, позволяющей составить представление о том, что творится в головах населения.

Реклама: