Календарь событий

ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
<<
Сентябрь 2013
>>
Clock for website часы для сайта

Святослав Михня: «Сердце – Богу, разум - людям»

Культурный слой

Святослав Борисович Михня, поэт, журналист. Родился в Твери в 1975 году. Автор поэтических сборников «Невидимые дни» (2002 г.) и «Отступление в небо» (2011 г.), краеведческих книг «Путеводитель по Твери», «Тверская область. Путеводитель», «История Тверского края с древнейших времен до наших дней», «200 мест Твери, которые нужно увидеть» и др.
 Дипломант Всероссийского конкурса «Наше культурное наследие» (2007 г.), лауреат литературной премии «Золотая тыква» в номинации «Поэзия» (Тверь, 2003).   
Его стихи публиковались в тверской прессе, а также в альманахах «Литера», «Графит», «Берновская осень».
 
  *  *  *
Лукаво время говорит,
что впереди-де Кипр иль Крит,
а не артроз или артрит,
не тьма, не Страшный суд,
не пылью тронутая трость,
не старца сломанная кость,
не сверху брошенная горсть
земли - лишь донесут,
опустят в повлажневший грунт...
Тогда бессмыслен будет бунт
и нипочем уж лиха фунт -
тюрьма или чума...
Когда летишь в аэропорт,
берешь билеты на курорт,
то вид грядущего - затерт,
грядущего - нема.
...Мой «Ту» взмывает в высоту.
ты ставишь чайник на плиту,
бросаешь рыбину коту
и в гости ждешь родню.
А в небеса ты пишешь мне:
зачем о будущем вчерне,
мол, надо жить (ведь жизнь - вполне)
и радоваться дню.
 
              ***
Полет свой не переиначишь –
такое дело…
Среди стервятников маячишь
вороной белой.
Взыскуешь чуда, неземного
алкаешь зелья.
Земля принять тебя готова.
А, может, келья.
А может – в пух и прах надежды,
не щелкай клювом,
а с лету слейся с небом нежным:
«Вот там спою вам!»
 
                    ***
Кажется, живу я сносно,
потому что вижу сосны,
слышу ветер, в них гудящий,
как курьерский настоящий;
потому что небо рядом,
чуть прикрыто листопадом,
потому что на рассвете
спят мои спокойно дети
в деревенском тихом доме,
потому что, верю, кроме
самого меня, на свете
Бог всегда за них в ответе.
 
ПОЙМАННОЙ ЩУКЕ
Что в крючках тебе, в леске?
Ты проплавала втуне,
вдруг прельстившись подвеской
из коварной латуни.
А, быть может, из меди,
но тебе безразлично:
скоро будешь ты снедью
на столе со «Столичной».
Железякой поддета,
разбивалась о глыбы
облаков на воде ты…
Вот молчишь ты, как рыба.
Взгляд, вчера еще хищный,
стал бессмысленно-жалким.
Что с тобой приключилось
на обычной рыбалке?
Так же тянутся к небу
вокруг озера сосны.
Так же реют в глубинах
смертоносные блесны…
       
***
Еще могу увлечься
стихом или футболом,
но хочется улечься
хотя б на камне голом
и ничего не слышать,
а видеть – только небо.
В проломах черной крыши
плывет оно без гнева,
без боли, печали,
слегка струит прохладу…
И некуда причалить
ему да и не надо.  
 
                    ***
Для мирных селян летний сад не отрада ли,
ухоженный весь, до последнего метра,
к вершинам корней чтобы яблоки падали,
легко принимая пощечины ветра;
где весело встретить ненастье недолгое,
заняв на веранде себя чаепитием.
А жизнь если в чем-то глупа и оболгана –
не помнить досадные эти события… 
 
  ***
В размывах северного света
теряется конек избы.
Вот вновь пролистанное лето
в затертой книжечке судьбы.
Средь вод крадется плоскодонка,
веслом надломанный камыш…
И комариным звоном тонко
порвется пасмурная тишь.
Привычно осень осеняет
эти дремотные края,
уже ничем не удивляет,
но все же радует меня.
 
                    ***
Так густого молока
долго тянется глоток…
Белый на роток платок:
умолкаю: облака!..
Отмокают их бока
в зыбкой глубине реки.
Облака дрожат слегка.
С ними дни мои легки.
Пусть плывут издалека,
с высоты бросают тень.
Вижу их – и жив пока,
и безоблачен мой день …
 
     ***
Время уходит. Скажешь потом - ушло,
как ускользнувшее в воду из рук весло.
Только прощальный плеск и уключин скрип.
Жалобно так же чайки вскричать могли б.
Но не вскричат: для них времени просто нет,
вечное чудо полета у них и свет
сверху и снизу - сияние от воды
видят они и не видят ни в чем беды.
Так же и «Боинг» белым мелькнет крылом.
Он не сегодня-завтра пойдет на слом,
на фюзеляж приляжет, клонясь, трава.
Время ушло. Остальное – слова, слова…
 
                    ***
Между нами – тишина,
каменная тьма,
не холодная война –
вечная зима.
На космическом ветру
стыть тебе и мне.
Ты умрешь и я умру
ни по чьей вине…
 
 
              ***
Так предателя, даром, что был герой,
прогоняют сквозь озверевший строй –
это время, как мачеха с ремешком,
все лупцует, чтобы не брел пешком. 
Ни к чему бежать. Через сотню лет
нерожденных внуков простынет след.
О себе и вовсе не говоришь.
Что твой спич, коль спичкой вот-вот сгоришь?
Для огня живителен кислород –
не то рыбе в месте, где высох брод.
И ловить в безветрии ветки взмах –
незаметной смерти искать впотьмах.
 
 
 
 
    ***
Года мои невесомы,
но исподволь бьют поддых
в местах с давних пор знакомых
и вынужденно родных,
где я, осторожно старясь,
однажды сойду на нет,
остаточным отоварюсь
набором житейских бед.
В глаза мне так скупо брызнет
белесый предзимний свет…
Неузнанная отчизна
холодный пошлет привет.  
 
             ***
Сила мудрая да будет,
чтобы жить отныне так:
сердце – Богу, разум – людям,
разным нелюдям – кулак.
Чтоб душа да не смущалась
злом, творящимся вокруг,
чтобы…милость, а не жалость,
Божий страх, а не испуг.  
 
 

Что нравится читателям

Кто бы мог подумать, что на пр-т Сахарова в Москве приедет 24 декабря на митинг протестовать тверской экс-губернатор Дмитрий Зеленин. А ведь приехал. И протестовал. И был замечен. Оделся строго, по случаю – в черную кожу. Почти как комиссар времен Гражданской войны. Против чего протестовал?

В прошлую пятницу, 27 июня, состоялась встреча сотрудника посольства Германии в России Вернера Дитера Клуке с тверскими журналистами.
Подобного рода встречи обычно носят характер сбора информации о происходящем в нашем регионе, например, о преобладающих в обществе умонастроениях. Похоже, журналистов «мониторят» как носителей достаточно полной информации, позволяющей составить представление о том, что творится в головах населения.

Реклама: