Календарь событий

ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
<<
Февраль 2013
>>
Clock for website часы для сайта

Помнят польские паны…

Расследования

Фальсифицированная история терпит крах, что придет ей на смену?
 
Сегодня мы снова хотим поднять на страницах «ТГ» тему фальсификации истории. Во-первых, потому что всяческие пересмотры общепризнанных фактов, пересмотры оценок давно минувших событий крайне опасны не только для России и ее международного имиджа, но и для самосознания наших сограждан. Пора дорогим россиянам расставить все по местам в своих головах, вновь почувствовать себя великим многонациональным народом, пережившим многое, в том числе и трагические времена. В конце концов, пора понять простую истину о том, что чувство исторической вины навязывается нам искусственно, с вполне определенной конкретной целью – дестабилизировать общество и разобщить нас самих. Доказательств тому – масса. Очередное из них получило огласку совершенно недавно. И это вторая причина вновь поднять тему поддельной истории. Тем более, это напрямую касается Тверской области, а именно Медновского захоронения польских военных.
 
Катынско-Медновская тематика для современной Польши скорее символ, нежели часть истории. Официальная польская версия гласит, что в смоленской Катыни и в тверском Медном совершились чудовищные преступления против поляков. Что в начале 40-х годов там производились массовые расстрелы польских военных и полицейских. Уже лет 20 поляки упиваются своей «национальной трагедией» и навязывают эту точку зрения всем остальным. В перестроечное время власти нашей страны фактически признали польскую версию, да и на протяжении последующих лет она поддерживалась и всячески культивировалась здесь, у нас. Потому и в Катыни, и в Медном были воздвигнуты мемориалы, посвященные польским жертвам репрессий. Однако в этом более чем щепетильном вопросе мало кто старается разобраться до конца и мало кто понимает его важность и значимость даже не для истории, а для будущего России. Ведь Катынско-Медновский вопрос, мягко говоря, неоднозначен по своей сути. Доказательства тому периодически становятся достоянием общественности. Недавно сами поляки вскрыли истину. Информационная бомба – иначе не назовешь обнародованные недавно результаты исследований польских археологов, проводивших свои изыскания в западной Украине.
 
Врезка
Признание государством вины по «катынскому сценарию» влечет за собой не только идеологические последствия, но и вполне материальные претензии. В данном случае денежные компенсации потомкам расстрелянных польских офицеров (если верить их адвокатам) могли составить астрономическую сумму – $2 млрд. Кстати, вчинить иск Российской Федерации собиралась и Польская республика – на сумму $100 млрд.!  Однако 18 июня 2012 г. Европейский суд принял сенсационное решении о том, что предоставленные при Горбачеве и Ельцине "документы", указывающие на то, что в расстреле десятков тысяч польских офицеров под Катынью повинен Сталин и советская сторона, являются фальшивкой.
 
Сразу уточним, информационная политика Польши и некоторых других наших западных соседей автоматически причисляет любые найденные останки польских военных к жертвам НКВД. Над этой тематикой работает целый профильный Совет охраны памяти, борьбы и мученичества. Для поисковых работ выделяются средства, проводятся раскопки. Так, в 2011 году польские археологи копали в городе Владимире-Волынском, что на западной Украине. Официальная польская идеология гласит, что в западноукраинских тюрьмах НКВД в свое время проводил массовые расстрелы политзаключенных. Однако когда ученые опубликовали отчет о своей работе, то вся «жертвенническая» версия полетела к чертям.
Оказалось, что массовые захоронения во Владимире­Волынском появились в результате деятельности нацистов. Установили это польские исследователи совершенно неопровержимо ­ по находкам в раскопах. Найденные ими в могилах гильзы имеют очень специфическую маркировку, говорящую о том. что произведены они в польском городе Скаржинско­Каменно, оказавшемся в 1939 году в немецкой части Польши. Ну, и время производства на этих польско­немецких гильзах значилось вполне определённое ­ 1941 год. Стало быть, НКВД такими патронами пользоваться никак не мог.
О своей самой интересной находке польские археологи предпочли особенно не распространяться и понятно почему. А нашли они два польских номерных полицейских жетона. Согласно данным польских архивов, один из них (№ 1441) принадлежал Юзефу Куликовскому, а другой (№ 1099) Людвику Маловейскому.
Оба в 1939 году попали в плен к Красной Армии и зимой 1939-40 годов их содержали в Осташковском лагере для военнопленных в Тверской (тогда Калининской) области. А потом (если верить версии «катынского дела» горбачевских времен) их из этого лагеря в соответствии с «решением Политбюро от 5 марта 1940» отправили «в распоряжение УНКВД по Калининской области». Документы об их перевозке из Осташкова в Калинин, кстати, имеются.
А потом, по официальной версии, все было просто: всех без исключения «осташковских» поляков расстреляли в здании Калининского УНКВД (нынешнее старое здание Медакадемии), а трупы отвезли в окрестности села Медное, где и закопали. Даже соответствующие таблички на мемориале есть.
И вот теперь вся эта стройная версия полетела к чертям: «расстрелянные» весной 1940 года сотрудниками НКВД польские полицейские вдруг обнаружились в массовом захоронении лета 1941, появившемся в результате «работы» нацистских зондеркоманд.
 
Врезка
Катынская тематика впервые прозвучала еще во время Великой Отечественной войны со стороны... фашистской Германии. «В 1943 году Геббельс, пытаясь разрушить антигитлеровскую коалицию и поссорить СССР с США, распространил ложь о том, что Сталин и Берия приказали расстрелять 10 тыс. польских офицеров,  - писал Виктор Илюхин. - Эту ложь поддержало польское правительство в эмиграции, которое больше всего руководствовалось чувством злобы на Советский Союз за разгром польской армии в западной Белоруссии и на Украине и присоединение этих территорий к СССР».
 
Ну и как, простите, все это понимать? А так, что пора наконец начать говорить правду, а не вещать всех собак на «кровавого Сталина». И если на могильных плитах в Медном написаны одни имена, а останки этих людей находят в совершенно другом месте, к тому же выясняется, что убиты они не НКВД, а фашистами, то кто тогда вообще захоронен в Медном, Катыни и прочих священных для поляков местах? Мы ни в коем случае не хотим преуменьшить масштаб трагедии тех времен, но не пора ли вернуться к прежней советской версии Катынского дела? Может быть большая часть польских жертв все же лежит на совести гитлетровцев? Ведь об этом говорит все больше фактов.

 
 

Что нравится читателям

Кто бы мог подумать, что на пр-т Сахарова в Москве приедет 24 декабря на митинг протестовать тверской экс-губернатор Дмитрий Зеленин. А ведь приехал. И протестовал. И был замечен. Оделся строго, по случаю – в черную кожу. Почти как комиссар времен Гражданской войны. Против чего протестовал?

В прошлую пятницу, 27 июня, состоялась встреча сотрудника посольства Германии в России Вернера Дитера Клуке с тверскими журналистами.
Подобного рода встречи обычно носят характер сбора информации о происходящем в нашем регионе, например, о преобладающих в обществе умонастроениях. Похоже, журналистов «мониторят» как носителей достаточно полной информации, позволяющей составить представление о том, что творится в головах населения.

Реклама: