Календарь событий

ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
<<
Апрель 2013
>>
Clock for website часы для сайта

Уголовный розыск и его сыщики

Тревожная кнопка

Если верить некоторым электронным СМИ, «индекс доверия полиции» у россиян по состоянию
на 01.03.2013 г. равен 7 пунктам из 100 возможных…
Кто отнял у нас это доверие? Казалось бы, вопрос риторический. Какая работа – такое и доверие. На самом деле не все так просто. Я уверен, что многие из читателей могут назвать хоть одного работника правоохранительных органов из круга своих знакомых, а то и родственника, к которому они относятся с уважением. Если же почитать газеты да посмотреть ТВ, то может создаться впечатление, что в полиции, да и в остальных правоохранительных структурах работают сплошь оборотни в погонах.
За ответом на вопрос я отправился к одному из лучших сотрудников уголовного розыска Центрального района, майору полиции Александру НЕЧАЕВУ. Выбор кандидатуры не был случайным – Александр в прошлом мой коллега журналист.

- Недостатки в работе милиции, а теперь и полиции, безусловно, есть. Иначе не затевали бы никакой реформы. Что касается статистики, то она хоть и точная наука, но в достаточной степени лукавая. Был журналистом, знаю. Опросы проводятся на платной основе. Тот, кто их проводит, должен заказчика порадовать. Но дело даже не в этом. Совершенно непонятно, для чего это делается. Как можно построить правовое государство без правоохранительных органов? У меня нет времени смотреть ТВ. Могу иногда глянуть новости. Многие из них начинаются с очередного разоблачения моих коллег. Выпил, сел за руль, задавил. Выпил, затащил в участок, избил. Алкоголики, взяточники, садисты. Я не хочу оправдываться, но ведь все эти передачи и статьи формируют в итоге общественное мнение. Если бы все было так плохо, то россияне должны были сидеть дома и не высовывать на улицу носа.
Такой этап в стране был – «лихие девяностые». Кстати, именно в эти годы я и пошел работать в уголовный розыск, хотя о службе в милиции никогда не мечтал. Мне казалось – не мое это дело! Это может показаться странным, потому что мой дед, пройдя всю Отечественную войну кавалеристом, потом служил в НКВД. Занимался ликвидацией банд «зеленых братьев». А отец тридцать лет проработал в Тверском уголовном розыске. Я теперь занимаю его кабинет.
- Потянуло к романтике?
- Нет, романтика ни при чем. Хотя возиться с оружием нравилось всегда. Что такое «лихие девяностые»? Это стрельба на улицах города, заказные убийства, «наперсточники», которые даже не считали нужным прятаться. И полное неуважение к людям в погонах. Я сам испытывал подобные чувства. Возможно, они были вызваны негативом, оставленным мне после службы в армии. В общем, пошел я учиться на филфак, а потом учительствовать в школу. А потом… я насмотрелся, как моих учеников избивают, отнимают деньги, на весь произвол, царящий в Твери… Поработал журналистом, что дало возможность еще глубже заглянуть в проблемы родного города, и решил: что-то со всем этим нужно делать. Поговорил с отцом. И вот уже почти двадцать лет борюсь с преступностью. Поэтому я имею полное право сказать – не все так плохо, как об этом пишут, хотя до «Эры милосердия» еще далеко.
- А как можно охарактеризовать нынешнюю ситуацию в Твери?
- Как достаточно стабильную, находящуюся под контролем. Конечно, уличная преступность осталась. А вот заказных преступлений – единицы. Всплеск наркомании спал. Ведется жестокая борьба. Во всяком случае, беспредельничать перестали. Боятся. Ради дозы уже не идут выламывать двери квартир, чтобы вынести телевизоры и прочую технику. Переместились в супермаркеты. Так, мелкие кражи. Мне не хочется приводить какие-то цифры. Я из тех, кто «топчет землю», и делюсь своими жизненными ощущениями.
- То есть СМИ часто нагнетают истерию?
- Получается – так. Просто мне кажется, что кроме негатива на страницах газет ничего другого и не найдешь. А о героях вспоминают только к нашему профессиональному празднику. Между прочим, сериалы тоже вносят свою негативную лепту. У зрителя создается впечатление, что преступления раскрываются между распитием двух бутылок. И что делается это играючи. Нанес удар ногой, выбил оружие у преступника – он твой. Я помню, как поехал с другом на задержание наркоманов-угонщиков. Наркоман неожиданно достал нож и ударил напарника. Тот успел только рукой прикрыться. Получил ранение. Ну, я как в кино… ударил раз, два, потом сцепились. Скажу честно – нож было вырвать нелегко. Мы каждый день, выходя на работу, рискуем. А кто-то и жизнь отдает. Мой друг, которого ранил наркоман, погиб в Чечне, выполняя свой долг по защите конституционного порядка.
- Каждый выезд на задержание – риск?
- Если быть честным, то задержание преступника не столь опасно, как выезд на бытовые и семейные скандалы. Как-то, будучи дежурным, выехал на такой вызов. Вроде всех успокоили, поворачиваюсь, иду по коридору… Спасло только то, что в коридоре было зеркало. Я увидел, как мужик заносит надо мной огромный нож. А кто-то с топором кидается. И все-таки, в целом, ситуация стабильная. Правда, общую картину портят мигранты. Особенно в зимний период, когда многие строительные работы заканчиваются. Нет работы, нет денег. И они выходят на улицы. И вот тут, не могу не вернуться к теме доверия. Негативное отношение к полицейским мешает работе. И, в первую очередь, страдают от этого сами граждане. Вырвали у вас телефон, сумку, кошелек, сорвали украшения, - оставайтесь на месте и звоните в полицию. Думаю, ни один нормальный человек не откажет вам и даст свой мобильник. Через пять минут на месте будет патруль ППС. По горячим следам преступника задержать значительно проще. А ведь какие мысли у потерпевшего? Да кому это надо? Никто этим заниматься не станет. И начинают советоваться сначала со всеми знакомыми и родственниками… И при любых других преступлениях. Начинается опрос свидетелей. Отчетливо понимаешь – что-то знает, но молчит. Почему? Так у него прочно сидит в сознании – пустая формальность, затаскают потом для дачи показаний, а преступника искать не будут. Будем! Ищем, находим и задерживаем!

После столь эмоционального высказывания спрашивать о том, считает ли Александр работу в уголовном розыске своим делом, было уже ни к чему. Но словно услышав мой незаданный вопрос, следователь рассказал мне одну историю, которая стала знаковой в его судьбе.
Конец девяностых. Пропала женщина, проживающая на улице Трудолюбия. Опрос соседей ничего не дал. Никто ничего не видел, никто ничего не знает. Но Нечаев не сдался. В конце концов, зацепка нашлась. Был у женщины то ли сожитель, то ли муж. Долгое время не появлялся, а потом, вернувшись, заявил права на часть квартиры. Свидетель слышал, как они ссорились, кричали, угрожали друг другу. Сожитель оказался прелюбопытнейшей личностью. Получив высшее образование на поприще психологии, завербовался во французский Иностранный легион. Этакое сборище Рембо, готовых выполнить любую военную операцию. Так вот, подозреваемый вполне вписывался по описаниям знакомых в такую компанию. Общественным транспортом не пользовался. Проживая у родственников в Кушалино, по утрам тягал всевозможное железо, а до Твери всегда шел пешком или совершал пробежку. Продолжая розыски сожителя пропавшей женщины, Нечаев вычислил его приятеля. Тот признался, что собирается вместе с ним в Америку. Они уже обратились в фирму, которая должна на днях закончить оформление всех документов. Фирма находится в Москве, встреча назначена у метро. (Впоследствии оказалось, что фирма липовая, и как это часто бывает, раскручивая нить одного преступления, вскрываешь и другое). Времени на размышления не было, как и свободных от дел сотрудников. Нечаев сел в электричку и отправился на задержание один. Согласовывать что-то с московскими коллегами, учитывая неповоротливость бюрократической машины тех лет, не было смысла. На лавочке у метро «Рембо» и был задержан. Александр пристегнул его наручниками к себе и так неразлучной парой они и поехали на электричке обратно в Тверь.

- Я рассчитывал только на фактор неожиданности. Никакого героизма. Боялся только одного, прежде чем успею защелкнуть наручники, он побежит. Не догнал бы точно. По дороге в Тверь он дал мне показания, сознавшись во всем. Сожительницу свою он убил, упаковал части в чемодан (она была маленькой и худенькой девушкой), выехал на такси за город и закопал в лесу. Я не знаю, почему он признался. Возможно, почувствовал обреченность. Ну а я понял, что и у меня что-то получается! Как-то не клеилась поначалу работа…Терзали сомнения. С того момента они меня больше не посещают.

Что нравится читателям

Кто бы мог подумать, что на пр-т Сахарова в Москве приедет 24 декабря на митинг протестовать тверской экс-губернатор Дмитрий Зеленин. А ведь приехал. И протестовал. И был замечен. Оделся строго, по случаю – в черную кожу. Почти как комиссар времен Гражданской войны. Против чего протестовал?

В прошлую пятницу, 27 июня, состоялась встреча сотрудника посольства Германии в России Вернера Дитера Клуке с тверскими журналистами.
Подобного рода встречи обычно носят характер сбора информации о происходящем в нашем регионе, например, о преобладающих в обществе умонастроениях. Похоже, журналистов «мониторят» как носителей достаточно полной информации, позволяющей составить представление о том, что творится в головах населения.

Реклама:
купить металлодетектор арка
techyou.ru