Календарь событий

ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
СБ
ВС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
<<
Апрель 2013
>>
Clock for website часы для сайта

Кто вы мистер Браудер?

Расследования

Следователи МВД России предъявили обвинение главе инвестфонда Hermitage Capital Уильяму Браудеру. Название фонда у всех на слуху из-за так называемого «дела Магнитского», а вот о том, кто руководит этой организацией, до последнего времени было мало известно. Господин Браудер – личность весьма колоритная. По мнению компетентных органов, он «прославился» в России мошенничеством с акциями «Газпрома», налоговыми махинациями, ну и, конечно, лоббированием в США антиросийского «акта Магнитского». Сегодня Браудер в США чуть ли не герой, хотя за те же преступления (неуплату налогов) в США тяжело больного и старого финансиста Мэдоффа недавно приговорили к 150 годам тюрьмы.

Браудер появился в России в разгар ваучерной приватизации. Фонд Hermitage Capital активно скупал акции крупных компаний. Но именно скупка акций «Газпрома» стала самой удачной операцией Браудера.
Вообще, в 1999 году иностранные компании акции «Газпрома» покупать не имели права, не получив специального разрешения. Браудер за разрешением обращаться не стал. В Калмыкии – в те годы российском внутреннем офшоре – были созданы две фирмы «Камея» и «Байкал-М».
Каждая из них перекрестно владела контрольным пакетом друг друга. Остальные акции компаний принадлежали бенефициарам на Кипре. Именно эти две компании, вроде бы российские, скупали газпромовские акции в пользу иностранных клиентов фонда Браудера. Сотрудниками фирм Браудер нанял инвалидов, это позволяло снизить налоги – с 35 до 5 процентов. Инвалиды в фирмах, конечно, не работали, а просто получали небольшие деньги за зиц-председательство. Руководил всем сам Браудер.
«Безусловно, Браудер абсолютно контролировал все три компании. Там его подписи, там печати тех фирм, которые он представлял, будучи генеральным директором. Ну и мы располагаем достаточной свидетельской базой, которая подтверждает этот факт, что именно господин Браудер являлся непосредственным, в общем-то, инициатором по продвижению идеи о скупке активов на территории Российской Федерации в тот период времени», — говорит начальник Управления следственного департамента МВД РФ по расследованию организованной преступной деятельности и коррупции Михаил Александров.
Всего в руках Браудера и его партнеров оказалось семь процентов акций газового гиганта. Что это значит? А то, что, обладая семью процентами акций, Браудер получал право номинировать одного члена совета директоров, через которого он рассчитывал получать как внутреннюю информацию газовой монополии, так и манипулировать фондовым рынком. Например, определенные публичные заявления члена совета директоров «Газпрома» могут прямо влиять на скачки фондового рынка, что позволяет спекулировать на акциях.
Более того, членство в совете директоров – это еще и возможность влиять на деятельность компании. Буквально, за сколько продавать газ на внутреннем рынке гражданам России, куда тянуть новые газопроводы, какие месторождения разрабатывать. А это уже большая политика.
Дело о скупке акций «Газпрома» возбудили еще в 2005 году. Тогда же Браудеру закрыли въезд в Россию. И все было понятно еще тогда, когда оперативники ФСБ и военной контрразведки проводили первые допросы в Калмыкии. Отчего это дело тянется до сих пор – вопрос не праздный.
Есть мнение, что оно постоянно закрывалось за взятки и не кем попало, а на уровне замминистра.
Показательны адресаты, к которым обратился господин Браудер в первое мгновение после того, как узнал о том, что ему запрещен въезд на территорию России. Это были те, кто в те годы работал в правительстве, те, кто представляет либеральный блок правительства, и те, кто мог, как мы предполагаем, делиться определенной инсайдерской, запрещенной к публикации, информацией.
Вскоре против Браудера возбудили еще одно дело — о неуплате налогов. Тогда Браудер вывез всех своих сотрудников из России, оставив в Москве только аудитора фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Вскоре его задержали в рамках налогового дела, а потом Магнитский трагически умер в тюрьме.
Смерть Магнитского спасла Браудера от всемирного позора. Потому что, если бы Магнитский был жив, он бы, в конце концов, дал показания на Уильяма Браудера по калмыцкому делу.
Надо напомнить, кстати, что смерть Магнитского случилась сразу после того, как стараниями господина Браудера он был лишен адвокатской защиты в ходе разбирательства его дела в суде. Смерть Магнитского позволила создать вокруг этой, казалось бы, достаточно банальной мошеннической схемы, хоть и с большими нулями, серьезный политический и международный резонанс.
Смерть аудитора фонда Сергея Магнитского – не единственная странная смерть в деле о неуплате налогов, по которому был арестован аудитор. Странным образом умерли несколько важных свидетелей. Скончался от сердечного приступа бизнесмен Октай Гасанов, который сотрудничал с Магнитским. Погиб, выпав из окна, банкир Семен Коробейников, который подозревался в незаконном выводе денег фонда за рубеж, умер директор одной из фирм, принадлежавших фонду, Валерий Курочкин. А вообще-то фонд Hermitage Capital Браудер открывал когда-то в партнерстве с Эдмондом Сафра – владельцем Republic National Bank of New York. Так вот Эдмонд Сафра тоже очень вовремя умер. В 1999 году его особняк в Монако подожгли как раз перед тем, как он собирался встречаться с агентами ФБР, которые выясняли, куда исчезли деньги, выделенные международными финансовыми организациями России в дефолтном 1998 году. Куда делись эти деньги, кстати, так и не выяснили, а вот у фонда Браудера вдруг появились большие средства, и он активно начал именно с 1999 года скупать акции «Газпрома».
Следователи, конечно, иллюзий не питают и уверены, что на допрос Уильям Браудер не придет. Но финансиста, скорее всего, объявят в розыск. Кстати, общий ущерб от скупки акций «Газпрома» оценивается более чем в четыре миллиарда рублей. По крайней мере, пока, потому что дело еще не завершено, и в деле фигурируют и другие подставные фирмы.

Комментарий
эксперта
Олег ДУБОВ,
глава Оленинского района
– Как известно, либеральная общественность очень любит говорить про «жуликов и воров». Один «креативный» недоадвокат только на этой фразе приобрел всероссийскую известность и большой авторитет в узких кругах протестного движения.
И ведь что интересно. Они любят кричать именно об абстрактных «жуликах и ворах». Но как только появляется конкретный жулик и вор – он тут же получает массовую поддержку и сочувствие со стороны либеральной общественности. Вот кто бы и когда услышал про мелкого взяточника Илью Фарбера? Кроме близких людей, никто и никогда. Таких «Фарберов» тысячи сидят. Но благодаря московским либеральным СМИ о нем знает вся страна. Их мало волнует, что он жулик и вор. Их очень волнует, что он москвич и либерал, «пострадавший» в консервативной российской провинции. «Свой», потому и защищают.
Но Бог с ним, с Фарбером. Про этого мелкого жулика пошумели и забыли. А вот когда появляется крупный жулик, то и поддерживают его по-крупному. Как того же Ходорковского, с мыслями о котором уже 10 лет ест, спит и идет в туалет каждый уважающий себя либерал. Теперь у Михал Борисыча появился конкурент за место в свободолюбивых сердцах, некто Уильям Браудер. Тот самый, который пролоббировал в США антироссийский «закон Магнитского», вынудивший нашу страну на ответные меры в отношениях с США.
Разумеется Браудер пролоббировал одиозный закон не «из любви к свободе» и не из сочувствия к покойному Магнитскому, имевшему несчастье пойти к нему на работу. Этот господин просто зол и обижен на Россию, которая ему, жулику и вору мирового масштаба, не дала воровать в нашей стране.
Официальная оценка нанесенного стране ущерба от действий Браудера по 29 реализованным сделкам составила 3 млрд. руб. На фоне наполеоновских планов, имевшихся у Браудера в отношении России, и, в частности, российского «Газпрома», это, конечно, мелочь. Всего-то полугодовой бюджет среднего областного центра. Мужик хотел развернуться по-крупному, он же международный аферист, а не комсомолец Ходорковский. И тут его остановили, можно сказать, в начале славных дел.
Что делать жулику и вору, обиженному в своих «лучших» чувствах? Правильно, бороться с Россией, вкладывая в это «благое» дело украденные у России же деньги.
Что делать отечественным «борцам за свободу и демократию», когда они видят жулика и вора, который борется с Россией, используя весь арсенал лоббистских возможностей в США? Правильно, хлопать в ладоши и поддерживать жулика и вора в его борьбе с Россией. Ничего личного. Для «протестных» лидеров – это бизнес, для рядовых активистов – наслаждение от роли «полезных идиотов».
К счастью, государство и его правоохранительные органы тоже понимают, что им надо делать, и выполняют свою работу по ликвидации последствий от активной деятельности Браудера.
Но вернемся к началу этой грустной истории. Если составить список жуликов и воров, которые в разное время становились объектами поддержки со стороны столичных «демократических» сил, начиная с Ходорковского, Браудера и Магнитского и заканчивая Алексеем Козловым и Ильей Фарбером, то народу наберется на целую политическую партию.
И название для нее есть, самое точное и достоверное. Партия жуликов и воров. Причем без всяких кавычек. И с идеологией все понятно. Демократия, рынок и западный выбор – «наше все»!
Может быть, пора вам, господа, выйти из «несистемного» поля и создать такую партию? Ведь жулики и воры – тоже социальная группа, интересы которой сегодня имеют широчайшую поддержку в лице российских демократических сил.

Что нравится читателям

Кто бы мог подумать, что на пр-т Сахарова в Москве приедет 24 декабря на митинг протестовать тверской экс-губернатор Дмитрий Зеленин. А ведь приехал. И протестовал. И был замечен. Оделся строго, по случаю – в черную кожу. Почти как комиссар времен Гражданской войны. Против чего протестовал?

В прошлую пятницу, 27 июня, состоялась встреча сотрудника посольства Германии в России Вернера Дитера Клуке с тверскими журналистами.
Подобного рода встречи обычно носят характер сбора информации о происходящем в нашем регионе, например, о преобладающих в обществе умонастроениях. Похоже, журналистов «мониторят» как носителей достаточно полной информации, позволяющей составить представление о том, что творится в головах населения.

Реклама: